Встреча с главой «Роснано» Сергеем Куликовым

Глава
государства провёл рабочую встречу с председателем правления управляющей
компании «Роснано» Сергеем Куликовым.

С главой «РОСНАНО» Сергеем Куликовым.

В.Путин: Сергей Александрович, фактически
в первоначальном виде компания начала работать в 2007 году.
За это время 150, по-моему, предприятий создано, несколько десятков
тысяч рабочих мест – где-то под 40 тысяч.

Давайте
поговорим о результатах работы в целом.

С.Куликов: Владимир Владимирович, действительно всё так.

Вам,
как основателю и идеологу этой программы, как никому другому известно, что
это не просто госкорпорация, не просто акционерное общество
и даже не просто институт развития – это символ инвестирования
в науку, в технологии, в будущее.

Я
постараюсь на трёх аспектах сконцентрировать свой доклад: это технологии,
наука и образование и деньги.

Действительно,
150 предприятий создано, в шести технологических кластерах
нанотехнологии прижились. Это электроника, это собственно материалы, это
оптроника, это утилизация даже твёрдых бытовых отходов. В части науки
53 миллиарда рублей было потрачено на НИОКР. Полторы тысячи студентов
выпускается ежегодно с нанотехнологических кафедр в 28 вузах
странах.

Как
мы с Вами в декабре говорили, мы всё-таки запустили ещё
не программу, но инициативу по математическому моделированию
материалов, и она уже начала давать свои результаты в опытных
образцах. Мы не просто начали, допустим, в лаборатории МИСиС, мы
увеличили за счёт математического моделирования свойства термоэлектриков
на 30–40 процентов, а сегодня уже следующий цикл мы в этом
году запустили – с крупными игроками, которые сегодня начинают
понимать, что с материалов всё начинается.

Финансы:
долги отдаём, в прошлом году первые 20 миллиардов мы отдали. Тем,
с кем договариваемся о дисконте, мы идём, конечно, навстречу,
но проценты накапливаются. Я несколько предложений подготовил, Вам
доложу.

Хорошая
новость: учитывая, что в «Роснано» было инвестировано 233 миллиарда
рублей за годы, которые Вы обозначили, до 2020 года было
получено от выходов из портфеля, из активов 155 миллиардов
рублей. Мы добавили в эту копилку за прошлый год ещё
50 миллиардов рублей, таким образом, мы преодолели психологический барьер
в 200 миллиардов рублей, сравнявшись с инвестиционными
затратами, чем, как нам кажется, мы подтверждаем в целом доходность нашей
деятельности.

Возвращаясь
к тому, что всё-таки это символ, а не просто акционерное
общество, хотел бы подчеркнуть, что за эти десять лет доказано, что
нанотехнологии необходимы, что это достижимо и что конкурентный продукт
не может получиться сегодня без погружения в морфологию материала.
И в это, наверное, действительно стоит вкладываться – самое
время именно сейчас в это вкладываться.

Чем богаты
мы на сегодня? Во-первых, это три профессии.

Нанотехнолог.
Я, честно говоря, сам попытался освоить её экстерном, но понял, что
лучше заниматься своим делом, создавать условия для пополнения армии
инженеров-технологов и нанотехнологов.

Вторая
важная профессия – технологический предприниматель. И мы
в рамках программы университетского технологического предпринимательства
под эгидой Минобразования уже одну стартап-студию запустили в ИТМО
[Национальном исследовательском университете] – она уже начала давать интересные
результаты, и 14 [стартап-студий] у нас в плане в этом
году. Как раз задача, чтобы от идеи до продукта мы доходили гораздо
быстрее.

И третья
профессия – это инвестор научтеха, я бы так сказал. Это переводчик
между бизнесом и наукой, который знает, подо что собирают сегодня деньги,
и ставит такую задачу учёным и, наоборот, выискивает то, что
изобретают учёные, и под это собирает деньги.

По портфелю:
51 актив у нас сегодня остался, из которых 18 в разной
степени проблемности. Как пример, новосибирский «Лиотех» – производитель
аккумуляторов и батарей. Старая, «бородатая» история: несколько раз
банкротилось предприятие, мы его старались перезагрузить, но в итоге
мы сохраняем прежде всего коллектив, интеллектуальную собственность. Мы нашли
им применение: вместе с «Россетями» – «Россети Центр» –
в одиннадцати регионах мы эксплуатируем системные накопители, успешно
преодолели осенне-зимний период в малых населённых пунктах практически без
аварий. Сегодня уже разрабатываем следующее поколение этих решений.

Мы
отложили планы продаж 13 компаний до 2023–2024 годов, потому что
очевидной стала сегодняшняя необходимость в них в части поддержания
критической инфраструктуры. Примеры приведу.

Например,
пермский «Новомет» – это прекрасное предприятие, которое выпускает
погружные наносы для нефтянки. Мы вообще рассчитываем, что, если их представить
как точку сборки, мы сможем такие компетенции собрать, чтобы в принципе
стать альтернативным поставщиком или заместить тех, кто сегодня принимает
решение о смене рынка.

«Русские
мембраны» во Владимире – это, можно сказать, сердце и основа
вообще водоподготовки, не только опреснения, – что используется
в странах [Персидского] залива,
мы активно с ними работаем, – но и очистки воды, что
особенно важно сегодня. Вы прекрасно знаете, мы с двумя губернаторами
договорились, сейчас пилотируем эти решения.

«Оптоволокно» –
это саранское предприятие в Мордовии, мы с губернатором
и с Минпромторгом договорились развить его до…

В.Путин: Нужны исходные материалы.

С.Куликов: Конечно. Мы сейчас будем достраивать ещё один
передел, для того чтобы устойчивость обеспечить.

И конечно,
сегодня три американских и японских поставщика ушли с рынка,
и мы сейчас конкурируем только с китайцами, что сложно, за место
в энергетическом кабеле и в телекомкабеле. Но тоже очень
интересная задача, можно хорошо прирастить.

Мы
эти активы как бы отодвинули, но всё равно будем выходить
в стратегию, для того чтобы частный инвестор присоединялся к этой
задаче.

В.Путин: Это реалистично, Вы считаете, вы это
сделаете?

С.Куликов: У нас выбора нет. Как не сделать?
Особенно в сегодняшних условиях: людям нужно общаться, сетями нужно
управлять. Выбора нет, это нужно делать любыми способами. И, если даже
чего-нибудь поставить не сможем, нужно будет тогда искать способы
произвести.

20
активов мы подготовили к продаже, в том числе зарубежные. Например,
известные Вам активы в области альтернативной энергетики. Мы из них
выходим и команды переконфигурируем под новые задачи. То есть,
допустим, энергетики у нас будут заниматься уже малой генерацией,
теми же системными накопителями, то есть гибридными какими-то решениями, которые сегодня могут быть применимы.

Мы
выходили из двух мусоросжигательных заводов, и эту компетенцию мы
стали применять, стали искать новые технологии. Обнаружили чудесное решение
беззольной утилизации: два реактора построили, сейчас Росприроднадзор
не вылезает оттуда и удивляется, но всё равно ищет, чтобы
не было какой-то ошибки. То есть у нас нет выбросов, потому что
нет горения, и это решение я Вам тоже покажу после доклада.

Производитель
нанотрубок – Вы о нём знаете. Он прошёл вообще как раз весь путь
от стартапа – первые четыре стадии созревания технологии –
до IPO. Это как раз, собственно, иллюстрирует вообще функцию «Роснано»,
когда мы подхватываем с первой по четвёртую стадию, с четвёртой
по восьмую и потом выводим на рынок либо в стратегического
партнёра.

Мы
объединили усилия с основателями и за этот год довели нанотрубку
до применения в автокомпонентах электрического транспорта
и сейчас пилотируем на дорожном покрытии. Например, на [трассе]
Москва – Дон добавили нанотрубку в асфальтовый материал
и удивляемся, что при плюс 50 градусах колея не образуется. Мне
кажется, что это вообще заслуживает отдельной отработки, может быть, на какой-то более чем десятилетней программе, для того чтобы посмотреть, как могут дороги
у нас эффективно эксплуатироваться.

Это
всё привело суммарно – как сарафанное радио, к нам стали приходить
инвесторы, и мы приросли в портфеле на 30 процентов
за прошлый год. За всё время работы «Роснано» –
до 2020 года – было привлечено 65 миллиардов рублей внебюджетных. Мы
привлекли 68 [миллиардов] в проекты за прошлый год,
из которых только четыре – собственные средства, остальное –
внешнее финансирование.

Мне
кажется, – если говорить про дальнейшую реинкарнацию, – «Роснано»,
если Вы помните, проходила путь от госкорпорации до акционерного
общества, то есть, наверное, настало время подумать
о частно-государственном партнёрстве. То есть во вновь
создаваемых фондах мы можем в принципе уже увеличивать долю частного
инвестора. У нас в стратегии есть такая амбиция, что мы будем
привлекать в первой половине её реализации в пропорции один
к четырём, то есть на один рубль государственный или
квазигосударственный четыре внешних, и к концу срока
реализации – один к восьми.

Команду
перезагрузили, уважительно к основателям, фактически формируем даже клуб
университета «Роснано». Очень много привлекли молодых коллег, добавили
компетенций, которых не доставало нам, и с опорой на ранее
созданные заделы и заделы, которые мы сформировали уже в сегодняшнем
дне, мы смотрим на проекты в области экологии, здравоохранения,
мобильности, энергетики и безопасности, естественно.

В.Путин: Но мы с Вами понимаем, что
в этой связи одна из ключевых задач – это дальнейшие шаги
по оздоровлению финансовой ситуации.

С.Куликов: Конечно.

<…>